Архипелаг Черепах

Архипелаг ЧерепахИзвестие  о покорении конкистадорами (Конкистадоры (исп.) — завоеватели. Под таким именем вошли в историю участники завоевательных походов в Америку в эпоху Великих географических открытий.) сказочно богатой стра­ны инков (Инки — первоначально индейское племя, обитавшее в Перу; позже — господствующий слой в образованном этим племенем госу­дарстве.) вызвало лико­вание при дворе короля Испании. Да и как было не радоваться королю и его приближенным. Ведь это значило, что опять из- за океана потечет золото в их сундуки.

Но жадность всегда соседствует с подозрительностью, и король, опасаясь, как бы завоеватель Новой Кастилии (так была названа первоначально порабощенная страна), почувствовав силу и власть, не вышел из повиновения своему законному государю, счел необходимым установить за Франсиско Писсарро (таково было имя главаря испан­цев, силой и обманом захватившего государство инков) неусыпный контроль.

В год основания города Лимы, столицы нового заокеан­ского владения, которое ныне именуется Перу, по повелению испанского монарха из Панамы отправился епископ Берланга с тайным поручением осуществлять негласное наблю­дение за Писсарро.

Предстоял немалый путь по малоизведанным водам Тихо­го океана.

Вскоре после отплытия корабль Берланги оказался во власти противных ветров. Несмотря на все усилия экипажа, судно все больше отдалялось от берега материка в открытое море. Этому способствовало и холодное течение, сле­довавшее вдоль побережья Южной Америки и отклонявшее­ся к западу.

Все обитатели корабля пребывали в унынии, так как неменявшийся ветер мог отнести их далеко на запад, в совершенно неизвестные воды, откуда не легко будет най­ти путь к Новой Кастилии. Даже показавшаяся в один из дней земля не обрадовала мореплавателей. Это был одино­кий остров. Он далеко отстоял от испанских владений в Америке и от привычных торговых путей, а потому не мог представлять для них какого-либо интереса. Поглощенные заботой о скорейшем возвращении к материку, испанцы даже не потрудились дать обнаруженной земле какого- нибудь наименования.
Об открытии новой земли, а здесь оказался целый архи­пелаг, хотя и вспомнили после благополучного прибытия Берланги в Новую Кастилию, но этим дело и ограничи­лось — никаких попыток обследовать его и заселить испан­цы не предприняли.
Но вскоре этот уединенный полузабытый архипелаг был найден пиратами, которые рассудили, что лучшей стоян­ки для их кораблей не сыщешь. Они создали на островах опорные пункты и оттуда с успехом совершали нападения на испанские суда, идущие с золотом и другим ценным грузом, после чего возвращались с добычей обратно.
Военные суда испанского флота не раз пытались рас­правиться с лихими корсарами, но те были неуловимы, а острова на которых они скрывались, обнаружить никак не удавалось, несмотря на все усилия. Не удивительно поэ­тому, что в течение длительного времени острова эти были известны под именем Энкантадас — по-испански За­чарованные. Суеверные испанцы были убеждены, что они заколдованы и что здесь не обошлось без нечистой силы.
На самом деле трудность обнаружения архипелага объяснялась тем, что в районе, где он расположен, господ­ствуют штили, а упомянутое морское течение, известное сейчас под названием Перуанского, относит корабли в сторону.

Название Энкантадас не удержалось за архипелагом. Перестав быть загадкой, он получил новое имя: Галапагос, что означает по-испански черепахи. Изобилие разновид­ностей этих пресмыкающихся и особенно большое число гигантских, как их называют, слоновых, черепах и послужи­ло основанием дать архипелагу такое наименование. А че­репахи были поистине гигантские — с длиной панциря до полутора метров и весом до четырехсот килограммов! Но кроме колоссальных размеров, они обладали еще одним не­оспоримым достоинством — их мясо и яйца были очень вкусны. Поэтому частыми гостями на островах стали про­мышленники, которые варварски истребляли этих предста­вителей животного мира архипелага.

В итоге к середине прошлого столетия черепах на остро­вах фактически не осталось, и название Галапагос стало по сути дела символическим.

Правительство республики Эквадор, которой принад­лежит этот архипелаг, в конце XIX века, руководствуясь благим намерением увековечить имя Колумба еще в одном географическом наименовании, официально переименовало Черепашьи острова в архипелаг Колон (испанская тран­скрипция фамилии Колумба). Но традиция оказалась сильнее правительственных постановлений, и название Галапагос по-прежнему фигурирует на географических картах.

 

Posted in Географические названия